В одной из своих речей Иов признает, что у человека есть одна вечная проблема, а именно: грех и его последствия: ‘Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями: как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается’ (ст. 1–2).

Учение о первородном грехе – это библейская доктрина, и его следует рассматривать не как помеху для спасения, но, скорее, как стимул искать прощения и очищения через кровь Иисуса Христа. Евангелие предлагает нам мир с Богом через Иисуса Христа.

Трезвая оценка неизбежности смерти в совокупности со страхом Божьим – вот начало мудрости. Иов пытается разобраться в своих отношениях с Богом не потому, что он не знает Бога, но потому, что у него есть истинный страх Божий, и он желает получить ответы на свои вопросы, прежде чем умрет.

Иов говорит, что время не принадлежит нам, чтобы мы делали, что пожелаем: ‘Если дни ему [человеку] определены, и число месяцев его у Тебя, если Ты положил ему предел, которого он не перейдет’ (ст. 5).

Иов соглашается с высказыванием Елифаза о том, что ‘человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх’ (5:7). Он приводит два ярких сравнения, чтобы выразить скоротечность жизни, полной невзгод: ‘Как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается’ (ст. 2).

Истина о том, что Бог определяет продолжительность человеческой жизни (ст. 5), подчеркивает, с одной стороны, суверенную власть и мудрость Бога, а с другой – беспомощность человека перед обозначенными Богом пределами.

Нужно понимать, что Иов не склонен к фатализму, – это не библейская идея. Бог так постановил, что молитва веры и работа Духа Святого, пробуждающая веру в Божьи обетования, являются главной движущей силой Его заботливой провидческой руки (Лк. 7:9, 50).

Эти мысли Иова напоминают нам, что ‘в Адаме все умирают’ – то есть, первый грех Адама вменяется всем его потомкам, делая их виновными перед Богом и заслуживающими наказания: смерти (Пс. 50:5; Рим 5:12–14).


Отрывок из книги “Книга Иова” Яна МакНотона